You are viewing adesigna

Alice
Обнаружила ювелирку авторства Джона Пола Миллера (1918-2013). Скромный человек, проработал всю жизнь в Кливленде. Он преподавал и творил безумно красивые вещи.
Его фирменный прием - этрусская грануляция (на металлическую поверхность напаивают микрогранулы метала). Фактически, он реинкарнировал и текстурно и даже архитектурно переосмысли этот способ работы с поверхностью.

+7Collapse )
Alice


После поста про аверс-реверс однофунтовых монет, вспомнила, что в пинтересте лежат давно собранные фотографии Елизаветы Второй.
Началось всё с парада её одеяний, подобранных британским Вогом в цветовой веер, продолжилось  множественными канареечными нарядами, а после я впала в исследование её фотографий в молодости, где ещё один сплошной потенциал, неизвестность .
По этой логике и пойду

+13...Collapse )

Рассказы в картинках - 29

Alice
Эта пара картинок оказалась очень сложной. Но я нашла объект, за который в них зацепилась.

Джониэл еле досидел до конца семинара -  его тянуло открыть коробку и самому опробовать новинку. Судя по презентации, грант, полученный два века назад, Эсхеон употребил не зря…
У себя в кабинете (сегодня он был проявлен как бело-голубые облачные луга, по которым были небрежно разбросаны снопы свежескошенных желтых кувшинок) Джониэл распаковал коробку и примерил очки. Ему тут же показали ролик с инструкцией.
Как и без очков, он не знал, к кому его прикрепят сегодня.
Его включили в комнату. Шторы задернуты плотно. На неразобранном диване слегка шевелится и едва стонет бугор из пледа и одеял. Вокруг дивана лежат банки, вздувшиеся пакеты из-под кефира, штук пятнадцать вскрытых консервов переслоены газетами.
- Идеальный случай! – Джониэл нажал серебристую кнопочку на правой дужке.
- Система Ири привествует вас! Подтвердите выбор объекта…
Джониэл навел мягкий радужный луч на бугор на диване: «Выбор объекта подтверждаю».
Ири поблагодарила, радужный луч стал толще, Джониэл почувствовал, как его тянет по этому лучу. Секунд через пятнадцать («Ну и длинные же у них здесь секунды!») он понял, что может управлять стонущим под пледом и одеялами человеком.
План был понятен – экстренный детокс, молниеносный разбор завалов, ремонт на скорую руку и срочный поиск работы.
Джониэл ещё никогда не испытывал такой легкости в управлении объектом. Он слушался беспрекословно, не было обычных стенаний «Боже, за что мне это?!», не было криков «Я лучше бы умер вчера!». Объект легко выполнял всё, на чем его фокусировал Джониэл. Процент протормаживаний с новым методом был минимальным. А бесценная возможность видеть всё глазами объекта!
Через трое суток объект находился в протрезвевшем теле и преображенной квартире – выкрашенные белым стены, новые, из желтого дуба, двери и полы, алая плитка в ванной. Джониэл материализовал объекту приличный свитер и брюки (кажется, он видел такие в фотографиях с итальянского отчета Экстермалии), положил график посещения собеседований в сумку.
Объект вышел на улицу и посмотрел в пронзительно голубое небо с желтой кувшинкой солнца.

Коля смотрел на солнце
-Похоже на какой-то цветок, только не помню какой… Хорошие очки, совсем в глаза не бьет.
Коля снял очки – таких у него никогда не было. Да и свитер на нем был странный. Коля огляделся.  Площадь Революции, а как он здесь оказался – убей его, не помнит. Он повертел головой -  слева, в десяти метрах, был ларек.
- Мужики,  поменяете очки на пиво?
Два дагестанца прекратили разгрузку ящиков с фруктами и начали вертеть очки в руках.
Джониэл с отчаянием смотрел, как через три дня наряд полиции высадил на скамейку перед подъездом Колю, без сумки, в грязном свитере и уже в других брюках. Консьержка тетя Галя достала запасные ключи от Колиной двери: «Эй, и куда вы пошли – я вам его сама что ли заносить буду?»

Джониэл писал разгромный отчет по испытаниям очков. Сверился ещё раз с инструкций и обнаружил пункт iyi97 – «При разработке программы изменения объекта рекомендуется применять метод точечного удара в связи с тем, что срок непосредственного воздействия ограничен 72-часами в единицах измерения соответствующей планетарной системы».
Джониэл понял, что виноват сам – надо было внимательно читать мелкий шрифт.
Джониэл отчет удалил и отправил в отдел инноваций новый, из одного параграфа: «Рекомендую составить краткую записку из критических ограничений при использовании разработки и изменить инструктирующий ролик соответственно».
Alice
В коробке для мелочи собралось шесть разных однофунтовых монет. По две на Шотландию и Уэльс и по одной на Англию и Северную Ирландию
Чертополох  - это Шотландия, Дерево, похожее на алоэ (а на самом деле - лук порей) и дракон - это Уэльс. "Три шествующих льва, смотрящих впрям"-  Англия. И кельтский крест - Северная Ирландия.

+2Collapse )

Но самое интересное - на обороте.
Ежегодный портрет Елизаветы Второй
 от 1984 года, где она еще молодая, и до 2014 - где подбородок плывет, хотя и сказать, что портрет делали, не любя - нельзя.
Смотрю и хочется срочно записываться на курс Ревитоники и бежать к остеопату.



Рассказы в картинках - 28

Alice
Нет, никакой романтической истории здесь содержаться не будет..


Без четырех девять, как обычно, Женя поставил стакан из-под кефира на левую сторону раковины. На правую сторону -  тарелку из-под овсяной каши. Большую ложку положил ближе к сливу, а маленькую ложку – под нею. Пустил горячую воду – залил стакан. Закрыл воду – перевел кран – открыл воду - залил тарелку. Посчитал до десяти, достал из раковины большую ложку, положил в тарелку, достал из раковины маленькую ложку – положил в стакан. Вымыл и вытер руки.

Без одной минуты девять. Можно идти рисовать.
Ровно в девять Женя открыл левый верхний ящик стола, вытащил две гелевых ручки, положил на приготовленную вчера половину листа А4 справа от себя. Из левого нижнего ящика вытащил новую общую тетрадь.

По  гладкой картонной обложке толстой синей ручкой написал «Вокзал. День 941».
Первый разворот, как всегда, был чистым перроном. Он никогда не знал, кто на нём появится. Часто рисовалась  женщина с сумкой на колесиках, бывала собака, кажется, золотистый кокер-спаниель, но развороты он зарисовывал черной ручкой,  может быть кокер-спаниель и не был золотистым. Вчера нарисовалась девочка в шапке с помпоном.

Женя перевернул страницу. Перрон. Над перроном сначала появились усы, как у Пуаро, и очки, как у Базилио. И быстро-быстро проявился весь, большой, закутанный в пальто-коконом человек.
На следующей странице он начал ходить по перрону – слева-направо и обратно. И ходил так ещё двадцать три листа. Женя не переживал – у него 48 разворотов, может ходить по ним, сколько угодно.

На тридцать пятом листе человек остановился, повернулся лицом к стене, а значит, лицом к Жене, впрочем, они все к нему поворачивались. И достал телефон из кармана.  Женя понял, что сейчас человек ему позвонит. Значит он, Женя, наконец-то сможет на следующей странице нарисовать облачко, и вписать туда какие-то буквы.
Женя открыл новую страницу. Нарисовал перрон, нарисовал пальто-кокон и вдруг увидел, как  слева в рисунок въезжает поезд.
Через два листа поезд занял платформу полностью, а когда через шесть разворотов он уехал, то человек с очками Базилио исчез. Он, наверняка, сел в этот поезд. А Женя не смог его увидеть, потому что в вагоне было и так слишком много людей.

Женя закрыл тетрадь. Никто из них не хотел с ним разговаривать.  Ни девочка с помпоном – она, чтобы не разговаривать, подошла к колонне и слилась с нею, ни бабушка – она все 48 листов копалась в своей сумке. Даже кокер-спаниель не хотел ему ничего пролаять – вместо этого он спрыгнул на пути и убежал в тоннель.

Часы пробили два.
Женя убрал зарисованную тетрадь в правый ящик стола. Две ручки – в верхний левый.
Мама позвала: «Обед!»
- Обед, как обет, только с «д» на конце. Обед, как обет, только с «д» на конце…
Мама не переживала – она не забыла повесить свежее полотенце. Значит, Женя будет повторять это, только пока моет руки -  с двух часов до двух часов шести минут.

(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь или на её сайте Art Surprise Story )
Alice
Идея для приложения на телефон. (Если такое уже есть, кидайте ссылки!)
Исходит из идеи, что то, что нам нравится, то нам и подходит.

Цветография или Pantone-графия
Видишь  туфли-сумку-фотографию-чашку-картинку, что угодно  в реальности или в печатном виде, наводишь телефон, а он определяет цвет. По Пантону.
А если картинка сложная - то разбирает всю её на цвета, да ещё с указанием объема каждого цвета в картинке.
То есть вместо фотографии получаешь веер цветов, где лепестки разной толщины, в зависимости от объема присутствия цвета.
И можно упрощать или усложнять веер - "Покажи мне основные 10 цветов", или "Покажи первые 30 цветов"...

А потом, из понравившихся цветов можно составлять собственный цветовой веер.  И комбинации просить составить  -- по гармонирующим цветам, по комплиментным..
Первое, что я бы таким приложением разобрала бы себе в цветовые веера  - это коллажи из апрельского британского Harpers Bazaar (очень неровный край у меня получился, а обрезать было жалко - съедать ещё цвет)

+2Collapse )
Alice
Читаю книгу Антонии Байетт (Anna S. Byatt) - Possession. Пока дочитала до середины. Увлекательно страшно! О жизни литературоведов. Казалось бы... Но я как дочитаю, ещё отдельно про книгу напишу.

На середине книги в полудетективную игру вступила ювелирка викторианской эпохи. И выплыл камень, вернее окаменелость, которую я раньше и знать не знала, а оказывается у меня у самой есть целые бусы из него.
Гагат называется.
На английском - jet. Полный омоним с jet в значении струя (из этого значения и jet - как реактивный самолет и образовался). А я, слыша, как jet используют в устойчивом сочетании jet black? всякий раз удивлялась - причем тут струи и потоки? Струи не причем. Причем именно гагат.

В викторианскую эпоху из него, угольно-черного, глянцевого при обработке, делали специфические украшения - для периода траура. Множество изделий совсем на наш современный вкус макабрических - с локонами умерших, например. Я выбрала четыре повеселее, но идею обработки гагата передающие



+4Collapse )

Сейчас из гагата делают какие-то неинтересные пошлости в серебре, в лучшем случае с марказитами, которые хотя бы темными гранями подходят к камню (например, смотрите здесь)
Но я нашла просто-таки певицу гагата. Jacqueline Cullen.
Изделия с черными брилиантами стоят 1200-2000 фунтов. Продаются в Нет-а-Порте, в Довер стрит маркете, помимо Англии можно купить и в США, в Канаде, Австралии, Японии


+4Collapse )

Рассказы в картинках - 27

Alice

Не знаю как вы, а я клоунов боюсь. Но этот рассказ что-то в моем отношении к ним поменял...


- Вячеслав Семенович, ну сколько можно? – директор цирка бросил на гримерный столик лист из школьной тетради в клетку.
Вячеслав Семенович, уже сняв парик, сидел ещё с красным круглым носом и через зеркало смотрел на директора своими грустными глазами в улыбающемся гриме:
- Перерисую. К следующему выступлению что-нибудь придумаю. Обещаю.

Ровно оторванный лист в клетку был стандартного содержания:

«Уважаемая дирекция Цирка!

К вам обращается искренний любитель советского, а теперь и российского цирка.
Только в нашей стране цирковые традиции остаются неизменными десятки лет, и священное обязательство обеспечить их сохранность и неприкосновенность мы несем перед потомками!
Неужели мы позволим, чтобы некто тов. Федорчук своим непрофессионализмом ставил репутацию российского цирка на грань осмеяния?!

Я не буду рассматривать уровень шуток тов. Федорчука – ибо в его выступлении шуток не содержится. Но он позволяет себе попирать краеугольный камень искусства ковёрного – его ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ.
В очередной раз его «лицо»  - пример вопиющего плагиата.  Форма глаз на 79 процентов повторяет форму глаз, использованную ковёрным Порги в  выступлениях 67-го года в гастролях цирка Нью-Касла по Среднему западу. Копию вырезки, подтверждающую мои слова, пришлю дополнительно под расписку.

Я призываю вас, наконец, решительно выступить против плагиата в вашем коллективе!
Помните, что тов. Федорчук совершает не только грех (п. 5 «Не укради»), но и вершит под вашим попустительством антинародное дело подрыва российского цирка изнутри!

С уважением,
Аноним.
 PS. А если вы не отреагируете, я напишу в прокуратуру.»

Кто исписывал эти школьные тетради выступление за выступлением, они не знали, но прихода прокуратуры допускать было нельзя: слон на откорме был продан ещё в Сестрорецке, тигры учитывались как товары в производстве, айсберг несоответствий топил и жонглеров и фокусников.  Вячеслав Семенович снимал грим, шел в свой вагончик, жарил яичницу, пытался заснуть, а в голове зудело: «Что же делать с лицом?»

В понедельник цирк отдыхал, а во вторник Вячеслав Семенович вдвинул себя в луч одинокого прожектора.
Лица на нем не было.
Вся голова по кругу была покрыта париком, где он прорезал две маленькие дырочки, чтобы видеть, куда идет. Он отменил в номерах голосовую часть и оставил только пластику. Он сделал сальто в луче. И вдруг с четвертого сектора закричали:
- Помогите, помогите! Доктора!
На седьмом ряду старичку в клетчатом пиджаке и военных брюках с отпоротыми лампасами стало плохо. Толстая папка съехала с его колен, вырезки с лицами клоунов рассыпались под кресла.


(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь или на её сайте Art Surprise Story )

Alice

Благодаря курсу с Курсеры увидела визуализацию того, что такое музыка.
Видео завораживающие. Особенно Лунная соната. Особенно третья часть.

И чтобы увидеть, как люди умудряются это сыграть живьем
Валентина Лисица


И ещё 24 исполнителя

Таня

Alice
 Почти не перепощиваю  просьбы о помощи. Но Таня, у которой  рецидив лимфомы, очень задела.
Если можете помочь - все контакты в посте Жени ниже.

Оригинал взят у ciel_vernal в Таня
Так, ребят. Я тут прошу помощи примерно раз в три года и вот сейчас как раз такой момент. Собственно, это главная сила соцсетей - помогать, я считаю. И глядя как у Лиды Мониавы на фейсбуке за ночь, за несколько часов находятся нужные люди и делаются невероятные вещи, как журналист Рома Супер собирает за неделю сумму для лечения девушки-бабочки Насти, про которую он когда-то писал, кажется, что вообще все возможно.

С утра Оля написала про Таню - и все валится из рук. Мы работали все вместе в Сыктывкаре еще на телеканале. Таня редактором, я журналистом. У Тани тогда была годовалая Василиска и невероятный какой-то муж Вася, который приезжал за ней 2-3 раза в день на работу и возил домой кормить грудную дочку. Потом я уехала в Москву, а Таня родила еще двух мальчиков. Недавно случайно увидела вконтакте рыжеволосую Василиску и решила обязательно поснимать их семейство, когда приеду в Сыктывкар.

А тут Оля пишет: "Если можешь, помоги Тане. Лимфома, рецидив, 4я стадия". Оказывается, это длится уже 5й год, но про болезнь знали только близкие. В какой-то момент ситуация улучшилась и 3 года все было в порядке. Семейство выдохнуло. А сейчас - рецидив. Будут делать трансплантацию костного мозга от сестры Светы (мы с ней учились в одном классе). Врачи назначили противоопухолевый препарат Адцетрис: 28 флаконов по 4140 евро каждый. Всего нужно 115 920 евро. Семья сейчас платит за жилье в Питере, постоянные обследования и лекарства и не справляется. Нужно помочь, в общем. Буду благодарна за перепосты и любую помощь. Вся информация - документы и реквизиты есть на страничке в контакте. https://vk.com/club89395365
Я скопировала реквизиты под катом.

Посмотрите, какие они. Спокойные и светлые.

василиса2
автора фото, к сожалению, не знаю

Read more...Collapse )

Рассказы в картинках - 26

Alice
Историю про принцессу рассказывать я не могла...


Ряса цеплялась за грубый стол и лавку. Света могла бы пересесть на высокий стул с кожаным сиденьем, но он стоял повернутым спинкой к  утоптанной площадке (она считалась «рынком»), а Свете нужно было видеть всех, кто на неё заходит.

Во что будет одет Леша, она не знала. Она ничего не знала бы и про реконструкцию, если бы не схватила его, оставленный на столе телефон в ответ на звон напоминалки «Осада Монсегюра, 18 мая».
Расспрашивать Лешу она не стала, но три дня были сумасшедшие.

Теперь она знала, к кому обращаться за исторически-достоверным гримом, сколько стоит подержанный костюм карлика-носа и убедилась, заняв звонками полдня, что женские костюмы, действительно, кончаются за месяц до события. Выбора особенного не было, или францисканский монах (сетка на волосы и парик с лысиной шли в комплекте) или костюм «барышни-крестьянки», но продавец честно предупредил: «Вас с ним на реконструкцию не пустят – в прошлом году Кота в сапогах и Иисуса завернули, но вы, конечно, сами решайте».

Роль ей, как новичку, досталась «без слов». Это значит все пять часов сидеть на «рынке», ни с кем не разговаривать и никуда не ходить. «Браги» она взяла маленькую кружку - Цены в средневековье на квас были немаленькие. Зато можно выглядывать Алексея.

В полдвенадцатого из дверей замка, нарисованных на склеенных листах ватмана, вышла графиня с фрейлинами. Света осталась сидеть с поднятой вверх кружкой – четвертая девушка, в алом платье («Платье маркизы» день аренды 23 500 рублей, бронировать за четыре месяца) был Алексей.
Только это не был Алексей. Это была девушка, Он шел как девушка, глядел по сторонам как девушка, улыбался как девушка. Она не удостаивала толпу взглядом, но в то же время флиртовала с каждым мужчиной в этой толпе.

Света опустила на стол кружку. Руки дрожали. Вытащила из кармана телефон. Удалила эту незнакомую ей девушку из списка контактов, из вотсапа и скайпа, стерла адрес в е-мейле.
Вокруг неё уже стояли три человека в коротких, пузырящихся штанишках и в туфлях с длинными, закручивающимися острыми носами. На входе предупреждали, что любое телефонное нарушение влечет немедленную эвакуацию с площадки.

(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь или на её сайте Art Surprise Story )

О жизни в технологиях

Congress
Уже пара недель проходит в постоянных заботах о жизни компьютера.
Началось всё с подвисающего браузера. У меня Фаерфокс.
Был.
Всё мне в нём нравилось  - и салатовое оформление с веткой нежно розовой цветущей вишни (зацвела и на улице, кстати говоря, понизу уже нарциссы, а сверху - начались облака розовых деревьев), и нравилось мне, что рекламу можно отключить, и что кнопочка для пинтереста удобная.
Но то, как он виснет - всю душу вынимает.
За две недели я уже научилась его переустанавливать, отключать-включать плагины.
Прочитала инструкции на английских-и-русских языках. Расстроилась тем, что после шести инструкций есть ещё седьмая - "Если вы не нашли описание своей проблемы". А описание  я вроде бы и нахожу, но оно не помогает.
Я уже изучила, что такое "файл подкачки", и на волне этого знания уменьшила виртуальную память, а сегодня снова расширила.
Попыталась скачать 11 версию Интернет Эксплорера. Безуспешно.
Успешно, но не сразу нашла уже установленную 11 версию Эксплорера на компьютере. Удалила.
Установить Эксплорер снова не получается. Предвещает ли это ужасы в будущем пока не разобралась.
Загрузила свежий Гугл хром. Понимаю, что если перейти на него, то нужно разобраться, как настроить масштаб, он всё время прыгает и не туда, куда мне нужно. А ещё придется изучить, почему теперь какой-то Adobe Shockwave Flash (вот, я даже запомнить как он называется не могу) всё время в нём рушится. Какие последствия завалы Флэша для меня могут повлечь тоже вопрос, требующий начитанности....

Чтобы отвлечься решила разобрать фотографии. Да и на жестком диске места уже почти нет, час удаления фото настал!
Вдруг выяснила, что не все фото сфотографированы равными.
То, что снимаю на фотоаппарат разбирается на папки легко. И этих фотографий гораздо меньше -  фотоаппарат беру только тогда, когда намерена устроить фотосессию. Большинство фото из города - на телефоне. И Альфон (это, если что - кот, полунаш) - в основном на телефоне. Кот фотосессиям плохо поддается.
Множество телефонофото - ресурс для моего инстаграма (если что - он  @adesigna). А инстаграм живет своей очень быстрой волновой жизнью. Не выложила сегодня то, что было позавчера - послезавтра это уже не хочется и выкладывать. Какой-то эффект растворимости фотографии.
И вот смотрю я на эти незакаченные в рулон инстграма фотографии на мониторе компьютера и совершенно не понимаю, что мне с ними делать.
Что я с ними хочу делать? Не понимаю.
Фото Альфона очень понятные - все в папку "Дом и Сад". И любоваться время от времени. Запасаю Альфона на безальфонный день.
А что делать с цветовым кругом из чашек от Pantone? А с тремя девушками, которые сидят в осенннем кафе - одна в белом платье с широкой юбкой, а двух других почти невидно за тремя букетами розовых лилий? А две двери - одна светлая охра, другая - синеватое бордо? Для чего они меня коснулись, а я их забрала с собой? Чтобы что?
Не могу удалить белый аукционный дом, под выцветшей, а может быть заросшей мхом в сланец черепичной крышей. Даже карусель фиалковых и бирюзовых коробок с чаем в окне Фортнум и Мейсон, расплывающуюся через стекло витрины  в известняк колонн и вазонов дома через дорогу, не могу удалить. А зачем я её оставляю? Почему берегу?
Не понимаю.
Я даже почти не смогу ими поделиться, потому что каждая из этих фотографий  требует обработки, чтобы стать тем, что можно показывать кому-то кроме себя.
А удалять я их тоже не хочу.
Они как будто жизнь, которую я законсервировала, чтобы прожить её полнее, в рассмотренных деталях, чуть позже.
Да, наверное, то, что снимаю камерой - это жизнь прожитая.  Я в неё всмотрелась.
А то, что в телефоне - это попытка жизнь не упустить. Уловить, заметить, чтобы вернуться к заметкам и разобрать.

Как теперь эти заметки-попытки разбирать неясно... Проживать их? Или уже  отпустить жизнь непрожитой?
Attention
СРОЧНОЕ СООБЩЕНИЕ!

На Coursera.org 16 марта заканчивается курс от Yale Universiry - Introduction to Classical Music.
Видео с курса (а там очень интересно!) обычно висят на сайте ещё какое-то время после завершения курса - минимум недели 3-4.

Рассказы в картинках - 25

Alice
24-ый рассказ я пропускаю, потому что с него для меня весь цикл рассказов в феврале прошлого года и начался,  (Прочитать этот  рассказ можно здесь.)
А сегодня рассказ знаменательный - 25ый! Половина проекта!
Для меня эта пара картинок оказалась про внимание.

-  Джон, оказывается,  она Книдская, а не Милосская…
- Жюль, посади Сандрин на шею и оба спрячьте руки за спиной!
- Жень, ну кто сбоку-то встает? По центру выровняйся. Что ты оглядываешься на неё? Мы так никуда не успеем, если ты каждую Венеру разглядывать будешь.
Кто-то и совсем не смотрит.  Путеводитель сказал, что в Клюни нужно  увидеть Венеру Книдскую, значит главное - очередь достоять и отщелкать. Посмотреть фотографии можно и дома.
Кто-то, спасибо ему большое, остановится, возьмет табличку, прочитает музейный текст. Бывает, что и вздохнет.
И внутри у тебя потеплеет, подумаешь: «Может быть вот он, тот самый человек, кто тебе поможет?»
Нет… Вздохнул-зевнул-посмотрел на часы и к следующей пометке в путеводителе.
Музейный день, как и сорок две тысячи семьсот четыре дня до него, катился обыкновенно до двух пополудни, когда ко мне подошла девушка, брюки-свитерок, и достала альбом, отвернула клапан полевой сумки – а там у нее карандашей, резинок, ручек…
Я её и заметила не сразу. А как заметила  - сердце сбилось. И так-то раз в тридцать минут пошевеливается, а здесь совсем замерло-застыло: «Она! Я точно знаю, что это она!»

Джемма с первых пяти линий поняла, что рисунок удастся. Эту Венеру она чувствовала. Милосскую – нет, а про эту как будто бы всё знала: какие у нее на самом деле были руки и что стрижка у неё была короткая, как у египтянки, и как именно она улыбалась. Оставалось только нарисовать.
Рисунок удавался, но занимал почему-то  в два раза дольше времени.  Джемма доработала левую ступню. Еще двадцать минут, пройтись по нюансам тона, и это готовая курсовая. Она подняла взгляд на Венеру – у нее перехватило дыхание: она переврала пропорции.  В реальности шея была длиннее - она почти переходила в подбородок,  а руки не заканчивались в плечевом суставе – они уходили вниз минимум на семь сантиметров. И поза была другая...
У Джеммы закружилась голова. Она не могла понять, где она просчиталась, но от жесткости различия рисунка и скульптуры её подташнивало. Что она о себе мнит, узнавая имена владельцев салонов и галерей, выписывая их в отдельную книжечку, если она за три часа тридцать минут не может заметить грубейшие  ошибки!
Вспомнился Грэг, который резал свои работы на мелкие кусочки, говоря, что настоящий художник должен безжалостно себя редактировать. Она свернула лист в два раза, затем ещё в четыре. Выйдя в фойе, выкинула его в урну.

Я поняла, что всё кончилось, и она не вернется, и теперь следующий человек, готовый дать мне свое внимание, появится, если повезет, через десять, а может быть пятнадцать тысяч дней.
Мне нужно всего четыре часа и дальше я сама справлюсь. Я ведь уже почти справилась, почти смогла. Но где тот человек, кто подарит мне четыре часа своей жизни?

(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь или на её сайте Art Surprise Story )

Библиотечный день

Alice
Вся лента горюет о Терри Пратчете, а я, хотя и слышала о нем и знаю, что он фантаст, но не читала у него ничего. Подскажите, что у него нужно прочитать обязательно?

А я в отместку делюсь двумя впечатлениями.
Впечатление отличное - Алессандро Барикко. Шелк.
Я читала в английском переводе. Ощущение от книги полностью соответствует названию - она невесома, изыскана. Она не вычурна. Она проста. И она безумно красива. Красива и история - француз едет в Японию за личинками шелкопряда и там встречается с японкой-содержанкой (но слово "содержанка" - вообще не описывает ни её статус, ни изх взаимоотношения, ни его взаимоотношения с женой, но это лучшее слово, которое я могу подобрать). Красота и в идеальном выборе стиля, которым эта история рассказывается. Книга небольшая и когда она заканчивается, есть ощущение, что тебе показали неизвестный цикл Хокусая - "Четыре вида шелкопряда".

Впечатление странное - Элеонора Каттон. Светила (Eleanor Catton. The Luminaries)
Книга получила Букер в 2013 году. Чтобы рассказать очень длинную историю (в 832 страницы), разворачивающуюся на ново-зеландских золотых приисках в 19-м веке, язык выбран викторианский - подробный, насыщенный. Взгляд автора на героев вдумчивый до дотошности. Я прочитала 150 страниц и уже из них ясно, что история будет сходиться часовым механизмом. Каждая деталь точно встанет на свое место. Но! Книгу читать невозможно. Текст как будто пропитан репеллентом и погрузиться в его толщу никак не получается.Переживания героев меня вообще не засосали. А если разобраться,  то на 150 страниц места для переживаний героев не нашлось - были меткие авторские ремарки о манерах героев, в том числе о манерах переживать, но захватывающего рассказа не было. Я решила, что от такого моего плавания нефтяной пленкой по поверхности ничего хорошего не будет и книгу вернула в библиотеку. (NB. Это была третья попытка эту книгу прочитать. Такого книжного провала со мною ещё не было...)
Cat
Умираю со смеху! Всем, кто играл-играет или у кого дети играют - посвящается... Как обсудили в комментариях - это именно игра в "полет шмеля" и ему самому - весело, и всем, кто слушает, тоже отличное настроение гарантировано

Бег-и-прыжки

Alice
Проект Тридцать затащил в мою жизнь не только гимнастику (самое отличное слово для того, чем я уже два месяца занимаюсь!), но и бег.
Хотела рассказывать сначала про гимнастику, а уже затем - про бег. Но сегодня со мною случилось Ошеломление! и про бег рассказываю сначала.
Оказывается... я всю жизнь... неправильно бегала.
Это настолько не укладывается в голове, потому что кажется, что можно не уметь плавать, но бегать-то - все умеют!
Нет.
 И судя по массам народа, заплетающейся трусцой и сгорбленными холмиками передвигающимся по окружающим меня местностям,  - как правильно бегать, не знает почти никто.
Read more...Collapse )
Alice
Вот этот рассказ мне самой очень нравится.


- Уволил? -  Ирина с порога спросила Василия о Бондареве.
Говорить про это было неприятно – он не любил увольнять людей, но Бондарева из коллектива надо было исключать.
Василий кивнул. Ирина ждала продолжения, но что расказывать? Как Бондарев плюнул ему в лицо и сказал «Прибежишь ещё! Будешь просить вернуться!»? Нет, говорить вообще не хотелось.

Утром, стоя в пробке на шоссе Энтузиастов, Василий заметил, что в соседнем  Лексусе за рулем сидит Бондарев. Василий сообразил, что ему показалось, только когда машины сзади начали сигналить.
- У Бондарева нет джипа, и живет он не здесь.
Джип поворачивал в сторону Лосиного острова.

Через неделю Василий стал понимать, что, оказывается, людей, похожих на Бондарева, очень много. Охранник в офисе был похож на Бондарева даже со спины.  Парень, настройщик ксерокса, -  копия Бондарева, вот только сбрить бородку и баки.
К врачу Василий пошел, после того как в продуктовом он попросил брауншвейгской  у продавщицы, она повернулась к прилавку и Бондарев смотрел на него своими наглыми глазами  и спрашивал, женским голосом «Сколько вам?». Василий моргал – Бондарев не исчезал.
Доктор,  в нем тоже было что-то от Бондарева, проверив рефлексы и выслушав все двадцать случаев бондаревщины за последние два дня, изучал результаты МРТ и задумчиво листал справочник.
- Нет, опухоли нет. Да и картина в пропагнозию не складывается. У вас, черт его знает, что такое. Будем следить за динамикой.
Василий вернулся домой.
По первому каналу шел бокс. Бондарев был в левом углу, в красных трусах и белой майке. По второму Бондарев благодарил американскую киноакадемию за вручение ему Оскара за Лучшую мужскую роль. Василий выключил телевизор.
- Ир, а где у нас радиоприемник, не помнишь?
Бондарев, входя в зал с двумя тарелками супа на подносе, ответил – «Так уже лет пять, как на дачу родителям отвезли. А тебе зачем?»

(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь или на её сайте Art Surprise Story )
Alice
Сначала я думала, что рассказ будет про рыбалку...


Илья Сергеевич по утреннему первомайскому городу ехал на Карпатскую, чтобы, наконец, составить план особняка.

Здание, которым он заведовал уже больше года, расплескивалось через подвесной венецианский мост на два квартала. Строилось оно долго, прирастало то деревом, то кирпичом, выступало флигелями, выносилось верандами, вкапывалось в землю погребами. Планов здания не было: не сохранились в оккупацию, а может, их никто и не составлял.

В сиреневом крыле (на нем единственном были резные белые наличники по первому этажу) Илья Сергеевич последний раз был месяца четыре назад и ориентировался плохо. Лампа в дальнем конце коридора перегорела, фонарика у него с собой не было.
В темно-зеленую дверь он, кажется, не заглядывал никогда.
Ни один ключ на связке к двери не подходил. Он снова подергал ручку – кажется, дверь поддавалась. Он пристукнул плечом, ещё раз, сильнее и дверь, застывшая в косяке, с пыльным хрустом ввалилась в комнату. Комната была заставлена чем-то громоздким. Илья Сергеевич зашел за первый коридор грубых чехлов.

Откуда-то выбивался свет. Хотя это было невозможно, последнее окно по этой стене дома кончилось еще две комнаты назад.
Илья Сергеевич попытался раздвинуть белесые от пыли чехлы, чтобы пробраться к лучу.
Застряв между какой-то коробкой и, кажется, диваном, он отодвинул в сторону большой картонный лист и зажмурился. На него из стены вылилось море света. А когда резь в глазах прошла, он увидел, что в стекло, как в иллюминатор, упирается вода и его удивленно рассматривает калейдоскоп рыбок.
Рыбок резко унесло под воду, появилась линия горизонта и в стекле заморгал огромный, во всё окно глаз. Илья Сергеевич перестал дышать. Глаз отдалился, небо и море закачались из стороны в сторону, мелькнуло несколько чешуйчатых хвостов. К окну снова прильнул глаз. Уже другой. С бирюзовой подводкой и золотинками в голубой радужке.
Илья Сергеевич сполз с коробки, выпятился в коридор и, приседая через шаг, выскочил из особняка, перебежал на другую сторону улицы.

Через полчаса и три бутылки пива он зашагал обратно.
«Нужно найти на складе хороший фонарь и ту серую масляную краску с зимнего ремонта, а ещё замок,» - иллюминатор надо было изолировать!

Он зашел в темно-зеленую дверь. Воздух как будто подменили – вместо сухой затхлости, он вдруг вспомнил набережную в Алуште, где он был всего однажды по профсоюзной путевке.
Он зашел за диваны, столы, протиснулся между сугробами, кажется, шкафов – иллюминатора не было. Он выключил фонарь, подождал, пока глаза привыкнут к темноте – свет шел только тонкой полоской из коридора. Он снова включил фонарь – иллюминатора в стене точно не было, но в одном месте кирпичная кладка казалась чуть свежее.
Илья Сергеевич приложился к ней ухом – прибой шумел сильно, но с каждой волной удалялся, удалялся, пока совсем не исчез. Илья Сергеевич слушал ещё минут пять, наконец, по улице, которая, как он точно знал, была на той стороне дома, проехала машина.
Он нащупал диван, лег на него и лежал до тех пор, пока и воздух из Алушты не ушел из комнаты.
- Почудилось… - подумал он.

(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь или на её сайте Art Surprise Story )

Рассказы в картинках - 21

Alice
В этой паре картинок бабушка-вязальщица мне доброй не показалась. Отсюда и идея.



Наташа вытащила из коробки последнюю салфетку и, всхлипывая, вытирала глаза. Маргарита Вениаминовна тяжело поднялась со стула, поправила шаль, зацепившуюся за прутья спинки, поставила чайник еще раз на плиту:
- Плачь, конечно, раз уж плачется, но тебе на него управа крепкая нужна.
Она включила свет в чуланчике и начала выдвигать коробки, баулы, рассматривать содержимое банок. Наконец (чайник уже пытался посвистывать), достала овальную ивовую корзину с крышкой. По боку корзины были выплетены солнца с крутящимися лучами.
- Ты по новой чай завари, как допьешь, потом посуду вымой и вот, возьми, отсюда читать будешь, – она подала Наташе книгу ещё ручного переплёта, с лицевым листом сплошь покрытым буквами, заплетенными зверями, травами и цветами. Буквы никакого знакомого Наташе слова не образовывали.
Read more...Collapse )
(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь или на её сайте Art Surprise Story )
Feel Pensive
У Джона Шемякина на ФБ отличный текст.  Видимо, он за выходные насмотрелся-начитался "миллионы слепцов", "зрячее меньшиство" и так далее, каждый уже может продолжать эти черно-белые словесные игры до посинения, своего и слушателей.

Читать...Collapse )

Tags:

Alice
Очередное. Короткое.



Темно. Восьмушки луны хватает  только на то, чтобы блеснуть в стекле входной двери.
Тихо. Даже собака в доме по соседству не тявкает.
Только шелестит листва. К шелесту добавился шорох. Смутная, осторожная тень закрыла часть стены. Поворот головы направо. Налево.  Крепкий замах. Звон стекла. Тень присела, чтобы достать замки и вверху и внизу.
Вдруг полоска луны оказалась перед глазами, рука больно застряла в двери, а сверху грудь придавил здоровенный детина в зеленой форме.
- Разрешите представиться! Лейтенант Иващенко! Пройдемте в отделение!

В зале включили свет, все пенсионеры захлопали, закричали «Так ему!», «Наподдай еще!», «Нечего по чужим домам ошиваться!»
«Иващенко» скрутил «налетчика» вдвое и кланялся, кланялся. Уходил с «налетчиком» за кулисы и еще четыре раза вытаскивал его на сцену и,  броском через себя, укладывал «налетчика» на пол.
Валентин Петрович, оказавшись за кулисами после последнего биса, трясущимися руками стянул кепку, снял огромный, гримерный нос. Ребра слева болели,  не было никакой возможности дышать, пальцы на правой руке не двигались. Кажется, надо было бросать эту «халтуру» по Поволжью и немедленно ехать в травмпункт.

(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь)
Alice
В обсуждении к посту о девальвации власти в результате революций-переворотов, неизбежно возникло сравнение России с гитлеровской Германией.
Я с этим сравнением не согласна.
В качестве объяснения почему,  хочу процитировать статью (Why Arming Kiev is a Really, Really Bad Idea) из влиятельного американского журнала о внешней политике The Foreign Policy. Статья опубликована 9 февраля, автор - Стивен М. Уолт, профессор по международным отношениям (центр Robert and Renée Belfer)  из Гарвардского университета
Статья обсуждает конфликт на Украине в разрезе вопроса - поставлять ли оружие на Украину.
Уолт считает, что превалирующий взгляд на позицию России в этом конфликте (агрессор по типу нацисткой Германии) неверен. Причины, по которым Россия действует так, как действует, лежат в другой плоскости - в озабоченности России вопросами собственной безопасности.
Проблема заключается в том, что неверное понимание мотивов России может привести к эскалации конфликта.
Оригинал статьи можете прочитать здесь.  Под кат я выложила свой перевод статьи на русский.

Сразу оговорюсь -  Уолт беспокоится об интересах Америки, используя местоимения "нам", "мы", он говорит об Америке. Соответственно, его взгляд на  положительный результат разрешения конфликта отличается от моего, поскольку меня интересы Америки не беспокоят, меня заботят интересы России, а также варианты развития событий, увеличивающие шансы установления стабильного мира на Украине.
Но я согласна с Уолтом в том, что это конфликт именно спиральной модели.
Читать статью ...Collapse )

Tags:

Рассказы в картинках - 19

Alice
Сегодня рассказ к этой паре картинок


Володя стоял под портиком Большого зала Консерватории. Все, кто спешили на концерт Элены Монтанари, зашли внутрь, и каждый продавец лишних билетиков уже знал, что Володе лишний билет не нужен.
Окно второго этажа было открыто. «Ой, то не вечер», привезенный Эленой в Москву в подарок, сплетался с шорохом дождя, растворялся в его каплях.
Володя не уходил. Ждал.
***
Он увидел Алёну в Мариинском, в ложе напротив.  Своему, не такому и молодому спутнику она говорила что-то изредка, но он держал её руку так, что шансов на то, что это друг, не оставалось.
- Я знаю, вы не одна, – Володя еле дождался, когда этот слегка грузный человек занялся антрактным шампанским. – Но мы должны встретиться. Пожалуйста, возьмите…
Алёна молча посмотрела на его протянутую визитку. Он не смутился:
- Я очень люблю Монтанари, особенно в «Севильском цирюльнике», но ничего не слышал. Не мог слушать... Я сижу от вас через зал.
Алёна улыбнулась:
 – Мне её Розина тоже нравится.
Володя продолжал держать визитку в руке.
- У нас не будет второго антракта, я не смогу к вам ещё раз подойти. Вы мне ничего не обещайте, но… Вы знаете, что она приезжает в Москву?
Алёна кивнула головой, чтобы он смог продолжить.
- Я вас буду ждать на её концерте. Возьму билеты и буду ждать. Как вас зовут?
Алёна улыбнулась и, уже уходя к немолодому человеку, получившему два бокала Рёнара, ответила:
– Алёна.
***
Посадку на самолет откладывали уже третий раз. Сначала путаница с багажом, затем что-то не в порядке с двигателем.
Весь план Алёны – вылететь из Берлина утренним самолетом, чтобы к семи, заехав домой и переодевшись, прийти и хотя бы узнать имя этого молодого человека, чьи лицо она помнила спустя четыре месяца -  весь план постепенно, минута за минутой исчезал.
Когда они оторвались от взлетной полосы, она успевала попасть к Консерватории не раньше девяти. Если ехать сразу из аэропорта. С чемоданом. Если за нею в Шереметьево не приедет Игорь. Алёна прислонилась  лбом к холодному стеклу иллюминатора:
- Хоть бы он не приехал…

(все картинки Лены hohkeppel к этому проекту смотрите здесь)
Alice
Смотрю сериал Marco Polo. Отличный! Как будто бы сериал Рим, только про Монголию тринадцатого века. Юрты, курултаи, "тьма" - как множество воинов, а ещё конфликт с китайской провинцией, бинтование ног, идеи о том как нужно вглядываться в богомола, и что "кунг фу" - это навык, мастерство в любом виде деятельности, но отточенное годами практики!. А ещё, оказывается, каждая приличная принцесса знает, как метко  стрелять из лука.
И идеальная заставка - в ней и горловое пение, и рисунок тушью. Наслаждайтесь с осторожностью - засасывает!


И видео о том, как эту красоту создали

Profile

Alice
adesigna
adesigna

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com